Фото шва после операции на сердце

Фото шва после операции на сердце

Зашивание раны сердца

В случае необходимости наложения швов на сердце все мероприятия нужно осуществлять максимально быстро. Для этого выбирают наиболее простые оперативные доступы -переднебоковую горизонтальную торакотомию по четвертому или пятому межреберью от края грудины до задней подмышечной линии. Перикард, как правило, вскрывают продольно.

Успех операции напрямую зависит от качественного осмотра поврежденного органа. При этом обязательным является осмотр задней его стенки. Для этого осторожно приподнимают и выводят из полости перикарда. Важно помнить, что слишком энергичное приподнимание чревато его остановкой из-за перегиба сосудов.

Ревизия состояния раны необходима для оценки объема повреждения и выработки плана ее зашивания, так как всякое повреждение миокарда требует восстановления анатомической целостности. Даже обнаружив непроникающее повреждение миокарда, не сопровождающееся кровотечением, рану все-таки следует зашить. Это снижает риск вторичного кровотечения и образования аневризмы.

Алгоритм хирургических манипуляций ни в коем случае не предусматривает иссечение краев раны. Эта процедура, обычно применяемая при обработке ран в других областях хирургии, при ранениях сердца недопустима!

Вырабатывая план зашивания раны сердца, следует ограничиться минимальным количеством швов. Это мотивируется сложными функциональными и гистологическими особенностями этого органа.

Наложить швы на функционирующее сердце, особенно в условиях интенсивного кровотечения, технически довольно сложно. Поэтому сердце на время, необходимое для проведения оперативного приема, фиксируют. Для этого края разреза перикарда удерживают зажимом и осторожно подтягивают кпереди. Аналогичного эффекта можно достичь, фиксируя сердце четырьмя пальцами левой руки со стороны задней стенки (рис. 25.1). При необходимости свободным большим пальцем можно остановить кровотечение, заливающее рану. Во время зашивания раны хирург правой рукой накладывает швы, а ассистент их завязывает.

Выбор шва зависит от локализации и размеров повреждения. Так, при небольших ранах предсердия применяют довольно герметичный кисетный шов. Линейные раны предсердия зашивают узловыми швами, которые проходят через всю толщу стенки. Они просты, надежны и, что немаловажно, быстро накладываются. Шаг шва в 0,5 см обеспечивает надежное соприкосновение краев раны без риска возникновения диастаза в промежутках между стежками.

Во время завязывания узла, кроме герметичности, необходимо добиться выворачивания стенки предсердия и соприкосновения краев раны внутренними оболочками. Поэтому для этой цели можно использовать обвивной вьшорачивающий шов предсердий.

Техника зашивания раны желудочка определяется объемом, формой.и глубиной повреждения. Но в любом случае шов должен проходить через всю толщу миокарда, не проникая в полость сердца. Рану желудочка ушивают отдельными узловыми швами, которые завязывают по мере их наложения. Прокол иглой стараются сделать одним движением, захватывая одновременно другой край раны. При выраженном кровотечении целесообразно наложить на рану 1-2 П-образных шва. После этого используют отдельные узловые или непрерывные швы (рис.25.2).

Во всех случаях необходимо воздержаться от использования неминуемо прорезающихся крестообразных (8-образных) швов.

При наложении швов на стенку сердца в стежок нельзя захватывать крупные неповрежденные ветки коронарных артерий, так как это вызывает некроз стенки миокарда. П-образные швы с проведением нити под указанными сосудами помогут избежать этого осложнения (рис. 25.3).

Применение нерассасывающегося шовного материала исключает вероятность расхождения краев раны до полного формирования прочного рубца. Идеальным методом восстановления кровоснабжения миокарда при повреждении коронарной артерии или ее крупных ветвей является сосудистый шов. Иногда перерезанные концы сосудов перевязывают и формируют обходной аортокоронарный шунт. В качестве протеза чаще используют аутовену.

Главная трудность, с которой придется встретиться неопытному хирургу при прошивании раны сердца, — прорезывание накладываемых швов. Наиболее часто это связано с техническими погрешностями — неумелым затягиванием или чрезмерным натяжением швов. Поэтому завязывать швы нужно с большой осторожностью, стягивая их постепенно.

Если прорезывания швов избежать не удается, — целесообразно наложить П-образные швы. Их можно укрепить прокладками из фасции, лоскутами перикарда, мышцы и синтетической ткани (капрона, тефлона и др.).

После того, как рана сердца зашита, необходимо убедиться в отсутствии других повреждений и тщательно очистить полость перикарда от крови и сгустков. Во избежание возникновения тампонады сердца при непредвиденных кровотечениях, перикард ушивают редкими узловыми швами, используя рассасывающиеся нити.

Фото 7-дневного малыша после операции на сердце поразили сеть

Крошечному младенцу поставили сразу четыре диагноза сразу после рождения.

Лео был долгожданным первенцем 25-летней Эйми Робертс и ее мужа, 26-летнего Алекса. Беременность протекала хорошо, все анализы были в норме. Роды начались преждевременно: малыш не дождался положенного срока всего неделю. Его появление на свет стало для родителей невероятным счастьем. И таким же невероятным горем. Оказалось, что с ребенком далеко не все в порядке. У малыша было четыре (!) врожденных порока сердца.

«Когда врачи объяснили, что с Лео, мы сперва просто не поверили своим ушам, – говорит Эйми. — Я винила себя. Все время думала, что же я сделала не так, что у малыша такое больное сердечко».

Врачи заверили Эйми, что от нее здесь ничего не зависело. Корить себя бесполезно, нужно было что-то делать.

Малыш хоть и родился довольно крепким – 3200 граммов – сразу сбросил почти килограмм. Оперировать такую кроху было нельзя. Пришлось неделю ждать, пока Лео наберет немного веса. Через семь дней мать отдала сына в руки анестезиологу. Лео предстояла операция на открытом сердце.

«Я никогда так не рыдала, как в тот день. Ведь могло быть так, что я в последний раз видела Лео живым», – вспоминает Эйми.

Родителей действительно предупредили: «Готовьтесь к худшему». Перенесет ли недоношенный малыш такое серьезное вмешательство? Шансов было немного. Зато рисков хоть отбавляй: от паралича и повреждения спинного мозга до инсульта, инфекций и внутреннего кровотечения.

Операция длилась шесть часов. Все шесть часов Эйми не отходила от дверей операционной. Наконец вышел врач: «Все прошло успешно». Когда матери наконец-то разрешили посмотреть на сына, она почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног: крошечное тельце Лео было сплошь опутано проводами. Пищали мониторы, отсчитывая сердечный ритм ребенка. В ручонках торчали иглы капельниц. Рана в груди была прикрыта специальной повязкой – мальчик подхватил инфекцию, зашивать грудную клетку было нельзя еще неделю.

«За эту неделю мы узнали все об ЭКГ, анализах крови, эхокардиограммах, – говорит Эйми. — мы знали, что ребенок нас многому научит. Но никогда не думали, что нам придется узнавать такие страшные вещи».

Вскоре Эйми выписали. Но не Лео. Эйми не могла отправиться домой. Она поселилась в гостинице для родителей тяжелобольных детей, которая была напротив госпиталя. Целыми днями она дежурила рядом с малышом.

«Я не чувствовала себя мамой. Ведь я не могла взять Лео на руки, не могла кормить его», – вспоминает Эйми.

Лео оставался в больнице еще девять недель. За это время мальчик перенес еще пять операций, чтобы справиться с осложнениями и инфекциями, которые возникли после первой. Малыш стал бояться людей. Он начинал плакать, как только к нему приближались и пытались дотронуться. Ведь каждое прикосновение приносило ему боль: бесконечные уколы, капельницы, перевязки… Даже малюсенькие пяточки были покрыты синяками – следами от уколов.

Когда малыша наконец-то выписали, он был еще не совсем здоров. А может, никогда и не будет здоров полностью, за его сердечком нужно будет следить всю жизнь. Но родители счастливы. Они уверены: все будет хорошо. Ведь Лео бился за жизнь как настоящий герой. А значит, они сумеют справиться с любой напастью.

Операция на открытом сердце (10 фото)

Я в тот раз увидел три операции на открытом сердце. Это были дети,
самому старшему ребёнку было 10 лет – в тот день у девочки был день
рождения. Оперировал бог – Лео Антонович Бокерия.

В этой операции пациенту вводили своловые клетки для лучшего заживления.

Вопреки ожиданиям, в обморок я не упал. Работаешь себе и ни о чём не думаешь. Тем более, что не совсем осознаёшь, что это человек: всё тело скрыто, открыт маленький участок, где идёт работа. В других случаях я видел, как открытая грудина растянута распорками, а тело вокруг обёртано в плёнку. Внутри человек выглядит и пахнет как распотрошённая курица.

Конечно, когда из грудины достают сердце ребенка, то невольно всё внутри у тебя сжимается.

“Ну чего вы боитесь,” – говорит хирург – “Это же просто мышца!” И тут же надевает на палец, чтобы я убедился, что это так и есть.

Во время операции сердце не работает: его останавливают и обкладывают льдом. Кровь качает здоровенный агрегат.

В тот раз в сердце вставляли искусственный клапан.

Поставили на место.

Я верю в то, что та девочка отпраздновала в этом году пятнадцатилетие. Спасибо Лео Антоновичу и медицине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Уникальное предложение!